Наталия Фишман-Бекмамбетова

Наталия Фишман-Бекмамбетова

помощник президента Татарстана

Фото: пресс-служба

В нашей стране, где ни создай благоустройство, везде оно будет к месту — Наталия Фишман-Бекмамбетова

24 октября 2019, 13:39

Главное, не забывать, что человек, который работает на земле, может иметь свое представление о красоте, подчеркивает помощник президента Татарстана

Москва. 24 октября. ИНТЕРФАКС-НЕДВИЖИМОСТЬ – Благоустроенные общественные пространства становятся неотъемлемой частью городов России, обязательной деталью их пейзажа. В постсоветские годы таких пространств не создавалось вовсе, а те, что были реализованы ранее, пребывали в запустении. Но и сейчас далеко не все однозначно воспринимают проекты благоустройства. О том, как найти компромисс при реализации проектов, кто этим занимается, а также кому интересен российский опыт благоустройства, рассказала "Интерфаксу" помощник президента Татарстана Наталия Фишман-Бекмамбетова.

Одним из направлений нацпроектов в России является создание комфортной городской среды. Как считаете, нужна ли вообще такая повестка в нацпроектах?

Безусловно нужна. Я абсолютно неравнодушна, поскольку приоритетный проект "Формирование комфортной городской среды", который появился в 2017 году и который в итоге вошел в состав национального проекта "Жилье и городская среда", – это инициатива, которая в какой-то мере вдохновлена работой республики Татарстан, ведь мы занимались этой работой еще с 2015 года. Понятно, что лидерство за Москвой, и тут не о чем спорить. Но из регионов системно качеством городской среды первым занялся именно Татарстан.

Наш подход принципиально отличается тем, что мы работаем не только в нашей столице, Казани, но и в малых городах и селах, у нас есть комплексная программа, которая охватывает всю территорию республики. И во многом наш опыт лег в основу федеральной инициативы, мы тесно работали с Минстроем, когда формировали этот документ. Мы начинали работать с предыдущей командой Минстроя и с радостью продолжаем с новой. Безусловно, коллеги вносят конструктивные изменения, очень существенные.

Как вы относитесь к этим изменениям?

Например, сейчас в Казани (в рамках международного конгресса World Urban Parks — ИФ) мы обсудили, как мы могли бы уточнить критерии конкурса малых городов и исторических поселений. Вместе с экспертами мы будем обсуждать, менять и дополнять эти критерии и предлагать их к утверждению в том или ином виде. И, да, конечно же, я отношусь к этому положительно.

Сейчас наша задача как региона, как людей, работающих на земле, весь свой опыт передать нашим федеральным коллегам, для того чтобы любая инициатива прошла реалити-чек. Это очень важно, чтобы федеральные и региональные структуры имели возможность продуктивно взаимодействовать и проверять подходы, потому что очень часто светлые замыслы искажаются до неузнаваемости на пути до исполнителя.

На каких этапах возникают сложности?

Это в принципе касается любого управленческого процесса, потому что от цели до исполнителя есть несколько этапов. Конечно, любой руководитель хочет, чтобы в стране появлялись удобные и качественные пространства для отдыха, чтобы создавались прекрасные места, в которых люди будут чувствовать себя хорошо. Но дальше возникает вопрос: а как этого добиться? А человек, который работает на земле, может иметь свое представление о красоте. Например, кованая чугунная скамейка, обязательно с урной и фонарем… Мы об этом мало говорим, но есть очень серьезные культурологическая специфика. Например, в какой-то момент у меня возник вопрос: а правильно ли мы вообще делаем, что в малых городах и селах создаем практически скандинавский дизайн? Может это не то, что люди хотят увидеть, возможно, они не смогут такие пространства "присвоить" и будут несчастливы от этого?

Откуда возникают такие риски? Проекты на практике не согласовываются с общественностью?

Мы согласовываем с людьми функционал, но не дизайн-решения, потому что это задача архитектора, профессионала, не зря же их шесть лет учат. Если вы начнете согласовывать каждую лавку, то вы никогда не придете к консенсусу. То есть с людьми стоит обсуждать те вопросы, по которым можно договориться. А другие вещи, априори вкусовые, обсуждать смысла нет — вы только замедлите работу. Поэтому я позвала антропологов из Европейского университета в Санкт-Петербурге, которые прожили в наших селах и малых городах несколько месяцев. Они рассказали нам, что условно выявили три "К" – "красиво", "культурно" и "как в городе". Это то, как люди определяют новые пространства и видят ценности.

"Красиво" – это почти полный синоним нового. Люди, к сожалению, привыкли жить в такой разрухе, что для них любое новое лучше, чем старое. И это, на самом деле, страшная беда и трагедия нашего историко-культурного наследия. Даже красивое, но разваливающееся историческое здание в понимании людей лучше обшить синим сайдингом только лишь потому, что это привнесет что-то новое в среду. Это не к людям нашим претензия, так сложилась жизнь.

Второй критерий "культурно" – это представление о том, что возвышает человека и делает его лучше. Это оказался очень важный аспект, который мы определили. Например, в Тетюшах, это наш малый исторический город, есть парк, где летом бывает достаточно много людей, поскольку он удачно сделан и имеет хорошее зонирование: бабушки, родители с детьми, спортсмены… При этом девятиклассники всё равно пьют пиво на заброшенном стадионе около парка. Антропологи тогда спросили, почему они не пьют пиво в парке, на что те ответили, что пить в парке "как-то культурно" и пить там пиво "неловко”. Когда девятиклассник чувствует, что там некультурно и неловко пить пиво – это значит, что пространство работает, задает новые социально приемлемые стандарты поведения.

И третий критерий – это "как в городе". Так горожане хотят получить от парка природности, естественности, сбежать от шума мегаполиса на извилистую деревянную дорожку в полевых травах. Люди, живущие в селе, ждут совершенного другого. Они хотят максимум твердого мощения, яркое освещение и, конечно же, фонтан! Здесь очень важен символический смысл парков — ощущение у людей, что жизнь стала улучшаться.

Вот эти культурные аспекты очень важно понимать, когда берешься за новый проект.

Важно также формировать профессиональное сообщество, у которого есть своя этика. Например, чтобы проектировщик, закатывающий набережную в бетон, был подвергнут критике своих коллег. Это еще один механизм, который сейчас запускается. Я вижу много позитива в этих намерениях и процессах. Я, правда, также вижу, что из тех десятков миллиардов рублей, которые каждый год выделяются, не то чтобы хотя бы половина действительно качественно улучшали жизнь людей.

С другой стороны, конечно, в нашей стране где ни создай благоустройство, везде оно будет к месту, поэтому поддержка у этого процесса колоссальная.

Почему есть проблемы с освоением бюджета в этой сфере?

Я думаю, что это нехватка специалистов, и сейчас принимается много мер, есть программа "Стрелки" по заказу ДОМ.РФ, "Архитекторы.РФ".

Это — прекрасная программа, но она готовит 100 человек в год, к тому же не все они идут работать во власть, хотя те, кто всё же идут, — блестящие специалисты. Им бы дать больше свободы и понимающих руководителей, вот как у меня.

Но муниципалитетов в стране сотни, они получают бюджетные средства, которые нужно грамотно использовать. А люди, работающие в этих муниципалитетах, не знают как. Этих людей тысячи, они были бы рады делать круто, получать за свой труд любовь и уважение, гулять в этих парках с гордо поднятой головой… Их и надо учить в первую очередь!

Не мешают ли сфере благоустройства временные рамки?

Конечно, мешают, но есть регламенты, бюджетный процесс. Очень много, конечно, моментов, связанных с процедурой государственных закупок…

Есть предложения, что можно поменять?

Надо пересматривать ФЗ-44, ввести качественные параметры, превалирующие над ценовыми. Иначе очень сложно доказать, почему нужно ставить более дорогую, но качественную детскую площадку, а не какое-то пластиковое… Извините!

Ну и потом: у нас же нет закона об архитектуре! Проектировщики в законодательстве есть, а архитекторов – нет. Насколько я знаю, Министерство строительства и ЖКХ России работает сейчас над исправлением ситуации.

Так, при реализации программы развития общественных пространств мы в Татарстане находим возможность оплачивать архитектору авторский надзор, и он контролирует процесс создания пространства на всех этапах. А если у вас не ведется авторский надзор, вы получаете проект от подрядчика, не такой, как нужно людям, а такой, который легче построить. Есть государственные расценки. Если им следовать, концепция — это просто копейки, все деньги платятся за рабочее проектирование. Часто молодые талантливые люди не имеют ресурсов для создания рабочей документации, этим занимаются крупные (часто бездушные) проектные институты, они и выигрывают торги, а архитектор становится субпроектировщиком, бесправным и полностью от них зависимым.

Надеюсь в скором времени ситуация изменится.

Какие места или города сейчас особенно нуждаются в реконструкции?

Мне кажется, нам сейчас очень нужно заняться освоением промышленных территорий. Например, для многих советских городов — это просто единственный источник идентичности, поскольку они росли вокруг производства. К тому же промзоны часто в городской черте, у них хорошая транспортная доступность, есть коммуникации.

Москва в редевелопменте промзон ушла далеко вперед, но здесь появляется вопрос платежеспособности рынка: в регионах земля стоит дешевле, как и квадратный метр недвижимости. В чистом виде московские бизнес-модели применить в регионах вряд ли возможно, но ключевые принципы надо перенимать, конечно. Мы в Татарстане всегда стараемся учиться у лучших.

Нужно ли привлекать иностранные компании к проектам развития городской среды?

Когда мы хотим добротный проект без лишних амбиций — не обязательно; а когда хотим объективно новое высказывание – это, конечно, оправдано. Вообще я считаю, что наши города достойны того, чтобы лучшие люди мира соревновались за право реализовывать в России знаковые проекты. Это вопрос амбиций: с кем мы боремся за человеческий капитал. А вообще полезно работать с носителями наиболее прогрессивного опыта, но непременно так, чтобы при этом находить глубоко в процессе и перенимать знания и подходы.

В работе с иностранцами своя специфика. Например, в нашей работе с китайской компанией Turenscape над обустройством озера Кабан была проблема, связанная с глобальной отсталостью наших процессов проектирования и производства. То, что для них очень дёшево, мы можем производить только очень сложно и задорого. Наиболее релевантный опыт — голландский, например, в части мастер-планирования, создания стратегий пространственного развития. И работы с наследием, но это вообще отдельный долгий разговор. Также есть множество других стран, таких как Америка, Канада, Франция, Великобритания, Финляндия, чей опыт можно и нужно заимствовать.

А как вы оцениваете уровень наших специалистов?

В части создания общественных пространств? Сейчас мы наверстываем то, что было упущено после изменений, произошедших в начале 90-х годов. Мы решили очень быстро перешагнуть отсталость в той сфере, которой мы несколько десятков лет не могли себе позволить заниматься. Я не думаю, что это отсутствие опыта или образования, это вопрос практики и ценностных установок. Ну и специалистов все больше!

Мы многое делаем для совершенствования отрасли. Конкретно в Татарстане за 5

Появилось более 370 реализованных проектов благоустройства, в мире никто столько не делает. Мы начинаем транслировать наш опыт создания общественных пространств за пределы России. Например, подписали такое соглашение с Казахстаном.

Как вы считаете, каких результатов позволяют добиться такие мероприятия, как молодежная биеннале? Например, в этом году вы предложили участникам создать не вымышленный проект, а заняться существующими промзонами в Казани. Сможет ли этот проект быть осуществлён в реальности?

В конкурсе будет по 15 предложений на каждую из двух территорий, которые потребуют разный объём вложений. У территорий есть собственники, это не государственная собственность. Думаю, что любой собственник, если получит внятную картину проекта, будет готов привлекать инвестиции и двигаться, ведь формирование видения – самое сложное. Посмотрим в финале на результат и примем какие-то решения.

Кому в большей степени важны данные кейсы – молодым архитекторам или городу, который получает свежие решения?

Мне кажется, такие вещи работают на всех. Городу важно, чтобы на территории создавались грамотные проекты, собственнику важно получить хороший проект развития территории, архитектору важна практика, новые задачи.


Загрузка...

Горячие
темы

Курс валют

USD

63,95

+ 0,10

EUR

70,28

- 0,32

Жилая недвижимость

Цена кв.м. (по IRN)

175,246
($2,578)

Курс валют

USD

63,95

+ 0,10

EUR

70,28

- 0,32

Жилая недвижимость

Цена кв.м. (по IRN)

175,246
($2,578)

Бюджет покупки

(по bnMAP.pro)

13,510,000
$203,894

-1.254%

%
Коммерческая недвижимость

Цена кв.м. (по RRG)

8,995,000
($140,655)


Объекты

238
(295 тыс. кв.м)


Подписка