"Наиболее жесткая конкуренция, конечно, в "низком" сегменте офисной...

25 июля 2008, 14:15

Объем продаж офисной мебели в России составляет от $550 млн до $1 млрд.

Мебельный рынок России на подъеме: это заметно и по усиливающейся конкуренции среди производителей, и по увеличению спроса со стороны потребителей. Интерес к продукции мебельщиков проявляют не только покупатели мебели для дома, но и те, кто обустраивает офисные помещения. О современных тенденциях на мебельном рынке "Интерфакс-Недвижимости" рассказал генеральный директор торгово-производственной компании "ФЕЛИКС" Антон Терентьев.

Мебельный рынок РФ, по оценкам различных экспертов, ежегодно прирастает на 15-25%. Вы согласны с такой оценкой?

По поводу объема мебельного рынка цифры очень разнятся. Рынок на самом деле не очень большой. Те статистические данные, которые публикуются в открытых источниках, различаются как минимум на десятки процентов.

По нашим оценкам, сегодня объем продаж мебели в России составляет порядка $5-6 млрд.

Из них на сегмент офисной мебели, по предварительным оценкам, приходится от 10 до 20% — то есть это порядка от $550 млн до $1 млрд.

Какова доля компании "ФЕЛИКС" в объеме рынка офисной мебели?

По нашим оценкам и мнению сторонних экспертов, мы занимаем от 24 до 28% рынка офисной мебели.

То есть вы явные лидеры?

Это абсолютно лидирующая позиция. По объемам продаж мебели за 2007 год мы заняли первое место с показателем в 5,6 млрд рублей.

В настоящий момент "ФЕЛИКС" — это единственный бренд федерального масштаба на рынке офисной мебели.

Какова динамика роста за последние годы?

Все участники рынка офисной мебели сходятся во мнении, что в этом сегменте рост составляет примерно от 10 до 12-13% в год.

По итогам нескольких предыдущих лет динамика нашего роста была на уровне 25-30%. В 2006 году торговый оборот денежных средств у нас составил 4 млрд 470 млн рублей, в 2007-м, как я уже сказал, достиг 5 млрд 614 млн рублей, увеличившись на 25,7%.

Компания демонстрирует рост, намного опережающий темпы развития рынка. Это говорит о том, что мы успешно занимаем новые ниши и вытесняем конкурентов с рынка, в том числе зарубежных поставщиков.

Вы сказали, что занимаете новые ниши. Но офисная мебель все-таки остается основной специализацией?

Да, офисная мебель остается нашей специализацией. Мы в этой области профессионалы.

Наша компания уже в течение пяти лет показывает стабильный рост в диапазоне 25-30% в год, но, несмотря на большие объемы, «ФЕЛИКС» все еще находится в стадии активного роста.

Поэтому, я думаю, на рынке офисной мебели мы будем лидировать еще довольно долгое время. Тем более что экономика страны развивается, и, соответственно, наблюдается устойчивый постоянный спрос на офисную мебель. Стагнации в этом направлении у нас не предвидится.

За счет чего вам удается опережать конкурентов?

Все крупные компании имеют собственное производство и собственные складские комплексы для того, чтобы обеспечить себе базис развития.

Такие компании не зависят от сторонних поставщиков — то есть сами развивают свои технологии, сами закупают комплектующие по приемлемым ценам, сами производят мебель, сами наполняют свой склад, и дальше уже через свою систему логистики поставок и сбыта формируют свою торговую сеть и все это реализуют под собственной торговой маркой.

В этом преимущество нашей компании. В таких же условиях – тандем производства и торговли — находятся примерно 30% участников нашего рынка.

На данный момент для России это наиболее приемлемая схема, которая ведет к успешному результату.

Зарубежные мебельные компании тоже работают по принципу холдингов?

За рубежом такая форма работы почти не практикуется. Там компании очень четко разделены по направлениям работы. Скорее всего, это связано с тем, что наш рынок в настоящий момент очень небольшой. Если говорить, например, о рынке офисной мебели Германии, то его объем примерно в 50 раз больше и, соответственно, там можно уже сегментироваться.

Какие факторы влияют на развитие российской мебельной промышленности вообще?

Во-первых, не секрет, что стоимость рабочей силы в России пока еще не вышла на уровень европейского и американского рынков, а это позволяет очень динамично развивать производство.

Но, в свою очередь, это привлекает и иностранных инвесторов, которые создают в России либо свои предприятия, либо совместные, тем самым усиливая конкуренцию и поднимая стоимость нашей рабочей силы.

К важным факторам относится и то, что правительством нашей страны взят курс на поддержку отечественного мебельного рынка, в частности, за счет снижения пошлин на ввоз комплектующих и оборудования. В результате станки стало закупать намного легче.

В то же время были повышены пошлины на ввоз мебели – таким образом, защищаются интересы отечественных производителей и продавцов мебели.

Кроме того, в стране сейчас активно развиваются собственные производства: строятся заводы по переработке древесины, по изготовлению панелей ДСП (плита из спрессованной древесной стружки) и МДФ (плита, спрессованная из мелкодисперсной фракции – опилок). МДФ является более плотным и абсолютно экологически чистым материалом, который не содержит формальдегидных смол и практически никаких химических компонентов. То есть из этого материала можно изготавливать мебель, облицованную не полностью, что, собственно говоря, за рубежом и делают.

На динамичном развитии мебельной промышленности, особенно в офисном сегменте, сегодня сказывается и отложенный спрос.

Спрос на офисную мебель — это своеобразный индикатор развития нашей экономики. С развитием экономики развивается бизнес, с развитием бизнеса расширяются компании, с расширением компаний появляется спрос на офисную мебель, что, соответственно, позволяет нам развиваться еще больше.

Потеря позиций американским долларом, на котором была завязана вся мировая экономика, сказалась и на нашем рынке – снизилась экономическая активность во многих отраслях, в том числе в России, и как следствие — уменьшился спрос на офисную мебель. Это стало особенно чувствительно на фоне растущей конкуренции с более дешёвой продукцией, поступающей в нашу страну из Китая.

Изменились ли в последнее время предпочтения потребителей офисной мебели?

В России, как и в Москве, сейчас наблюдается бум строительства деловых центров. Офисная мебель в них уже востребована.

Фирмы, особенно крупные, развиваясь, начинают выбирать не просто офисную мебель для своих сотрудников, а задумываются о корпоративных формах и цветах, – соответственно, они уже формируют этот рынок под себя.

А мы, как компания, имеющая свои конструкторско-дизайнерские бюро, можем позволить себе проектировать мебель под любые запросы клиентов, используя любые технологии, материалы, цветовые гаммы, предлагая комплексное решение для офисов.

Кстати, сейчас активно растет спрос на корпоративную мебель со стороны предприятий банковской сферы, особенно для выстраивания фронт-офисов, где осуществляется прием клиентов.

В частности, мы разработали мебель для Сбербанка. Сейчас проектируем мебель в корпоративном стиле для Внешторгбанка.

С развитием экономики развивается и бюджетная сфера, что тоже отражается на продажах офисной мебели.

В настоящее время активно начинают закупать мебель судебные учреждения, меняют меблировку школы, детские садики, институты, медицинские учреждения. Причем финансирование уже позволяет бюджетным организациям выбирать качественную мебель.

То есть не самую дешевую?

Да, не подгадывать под то количество денег, которое выделено, а именно выбирать, с толком тратить государственные деньги на мебель, которую не придется выбрасывать или реставрировать через полгода.

Сегодня они уже могут выбирать из списка поставщиков, занимающих верхние позиции и способных обеспечить финансирование этой сделки, то есть поставлять мебель с отсрочкой платежа. Такие поставщики дают длительную гарантию на мебель (обычно в течение 3-7 лет) и предоставляют достойный уровень сервиса.

А что, на Ваш взгляд, мешает развитию мебельной отрасли в России?

Тормозом рынка, в первую очередь, является укрепление рубля. Сильный рубль влияет на себестоимость продукции — растут зарплаты, увеличивается стоимость материалов, транспортных услуг, и как результат — повышается цена на мебель.

Увеличение цен на мебель сдерживает спрос на нее на внутреннем рынке, а также затрудняет выход на внешний рынок.

Та цена, которая в итоге формируется, снижает конкурентоспособность российских товаров, в том числе мебели. Мы ощущаем это при выходе на европейские рынки, на рынки ближневосточного региона.

Конкурентоспособность некоторых российских мебельных фабрик тоже пока еще низкая, и это дестабилизирует обстановку. Все эти факторы сказываются на качестве товара – в результате падает доверие потребителей к отечественным производителям, что негативно сказывается на развитии отрасли, поскольку клиент отдает предпочтение импортным аналогам.

Кроме того, пока еще есть «лазейки» и в таможенном законодательстве, что позволяет по серым схемам ввозить мебель зарубежных производителей, в результате чего импортеры на нашем рынке демпингуют. В этом случае и казна недополучает деньги, и российские производители теряют покупателей.

Масса мебельных компаний недоплачивает налоги, работая по «серым» схемам, часть зарплат выдается в конвертах. Мы, как крупная мебельная компания, себе этого позволить не можем. При этом у нас работает 4500 человек, а зарплата станочника составляет 27-45 тыс. руб., зарплата менеджера – 25 – 50 тыс. руб. в среднем. Естественно, мы находимся в неравных условиях. И пока не будет наведен порядок, не будет и дальнейшего развития крупных компаний, в том числе и в мебельном секторе.

Можно ли сказать, что на российском мебельном рынке уже сложились правила игры, и никто из участников рынка этих правил не нарушает?

Правила задают крупные компании, у которых есть свое производство и своя торговая сеть, они и заинтересованы в выполнении этих правил. Но на рынке есть и небольшие фирмы, которые либо являются перепродавцами продукции отечественных или зарубежных поставщиков, либо имеют свое кустарное производство. Такое мелкое производство позволяет им быстро, в небольших объемах под запрос клиента сделать мебель в кратчайшие сроки.

Преимущество таких предприятий – гибкость, ведь им не приходится содержать большой штат, у них нет серьезного оборудования, которое требует долгой переналадки. Но такие предприятия, как правило, мешают рынку структурированно расти, поскольку, как я уже сказал, позволяют себе и демпинг, и уход от налогов, и "серые" зарплатные схемы, подделывают мебель серьезных производителей. Они ничем не рискуют: у них маленький бюджет, некоторые из них открываются на подставных лиц.

Мы сталкивались с тем, что "нашу" мебель делали в гаражном кооперативе. Были случаи, когда довольно-таки серьезные клиенты, зная торговую марку "ФЕЛИКС" и доверяя ей, получали предложения на поставку этой мебели по очень низким ценам, закупали ее, а она разваливалась через полгода. А все претензии предъявлялись нам. В связи с этим четыре года назад мы начали маркировать свою мебель голографическими наклейками.

Вообще копирование ассортимента – это серьезная проблема. Этим часто занимаются региональные производители. Их практически невозможно проконтролировать. И, к сожалению, бывало, что наши модели просто один в один копировали даже довольно-таки крупные компании.

Но ведь есть закон об авторских правах.

Авторские права, к сожалению, в мебели очень сложно подтвердить и закрепить. Мы получали сертификаты на нашу продукцию, но они не дают права подтверждения дизайна. На данный момент в сфере мебели эта процедура законодательно пока не проработана.

Можно ли на сегодняшний день говорить о структуризации российского рынка офисной мебели?

По структуре рынок офисной мебели можно сегментировать по ценовым категориям, по назначению мебели, по её видам. Приведу в пример сегментацию по видам:оперативная мебель, предназначенная для линейного персонала, по сумме в общем объеме она занимает примерно 55%; мебель для руководителей и менеджеров среднего звена, принадлежащих скорее к руководящему составу, на долю этого сегмента приходится 30%;

наконец, мебель для представительских кабинетов, для топ-менеджеров компаний – это 15% от общего количества офисной мебели.

Но оговорюсь, что это разделение приблизительное — по суммам. В количественном отношении пропорции будут совершенно другими, поскольку средняя стоимость рабочего места для персонала — порядка $80-$150, а кабинет руководителя может стоить и $100 тыс.

Наиболее богатый выбор вариантов представлен в категории VIP-мебели. При её производстве используются все последние технологии, которые существуют на рынке: это изготовление мебели из металла, из стекла, шпона, массива.

Все эти технологии нами освоены, причем в промышленном масштабе, в поточном производстве. Мы первая компания, которая начала работать в серийных объемах со шпоном — мы установили великолепную итальянскую линию, которая позволяет шпонировать мебель на потоке и лакировать ее. Аналогов таких линий сейчас в России нет. И, соответственно, мы очень успешно конкурируем в этом сегменте.

В каком ценовом сегменте самая сильная конкуренция?

Наиболее жесткая конкуренция, конечно, в "низком" сегменте, там, где работают очень мелкие компании, которые занимаются демпингом.

Но, с другой стороны, в этом сегменте больших денег не заработаешь. Поэтому мы имеем в своем ассортименте мебель по цене ниже среднего уровня, но совсем вниз "не спускаемся", ведь там невозможно обеспечить качество — нужно уже будет экономить на материалах.

А с зарубежными конкурентами как обстоят дела?

Ещё три-четыре года назад импортная мебель занимала у нас порядка 40%, а на долю продукции собственного производства приходилось 60%. Сейчас доля импортной мебели свелась уже к 15-20%, при том что объемы наших продаж постоянно растут. Так что поставщиков импорта мы успешно вытесняем.

Как распределяются доли компаний на рынке офисной мебели?

По итогам 2005 года на первом месте, занимая 28% рынка, шел "ФЕЛИКС". Компания "Соло" – 14%, "Дефо" – 13%, дальше следовали "Крафт", "Юнитекс", "Фронда", "Камбио", "Шатура".

К концу 2006 года, по оценке экспертов «РосБизнесКонсалтинга», в сегменте офисной мебели из ДСП, МДФ и дерева компания "ФЕЛИКС" занимала 40%. Примерно 31% между собой делили "Фронда" и "Крафт", "ДОК-17" и "Камбио". То есть практически мы занимали долю рынка такую же, какая приходилась на четыре компании, следующие за нами.

Можно сказать, что за последние несколько лет список лидеров не изменился. Эти компании имеют наибольший запас прочности, что особенно актуально в преддверии вхождения нашей страны в европейский рынок.

По нашему мнению, ситуацию на рынке будут определять компании, которые занимают лидирующие позиции.

Компания "ФЕЛИКС" присутствует во многих регионах России. На каких условиях?

Наша торговая сеть охватывает все регионы. В Москве работают 13 салонов, ещё три — в Санкт-Петербурге, это наши собственные салоны. В регионах мы развиваем франчайзинговую сеть: сегодня она объединяет порядка 45 салонов.

В крупных городах осталось открыть всего 6-7 салонов. Помещения уже найдены, и, думаю, что в этом году мы завершим работу в этом направлении.

Наши региональные подразделения работают очень хорошо, ежегодно прибавляя в росте 25-30%.

Мы делаем ставку на развитие торговой сети именно под маркой "ФЕЛИКС", поскольку хотим держать под контролем уровень обслуживания наших клиентов, поддерживать единый корпоративный стандарт.

Все клиенты — в Москве, Мурманске, Магадане, Владивостоке, Хабаровске, Махачкале, в любой точке страны — получают абсолютно идентичный уровень обслуживания. Везде одинаковые и срок гарантии, и временные рамки обслуживания (выставление счетов, подготовка дизайн-проектов и т.д.), и качество самих услуг.

У нас создана служба контроля качества обслуживания клиентов, которая поддерживает связь абсолютно со всеми покупателями. Мне на стол ложатся еженедельные отчеты: все нарекания клиентов в обязательном случае расследуются, и мы принимаем меры как внутри компании, так и в отношении своих поставщиков или представителей торговой сети.

Часто жалуются?

Могу сказать, тоже не без гордости, что за последние два месяца не было ни одного звонка с нареканием по офисной мебели в мою приемную по «горячей линии», телефон которой публикуется на сайте, на специальных визитках, предоставляемых в салонах, и во всех рекламных материалах.

В начале нашего разговора вы упомянули, что "ФЕЛИКС" занимает новые ниши мебельного рынка. Какие?

Еще в 1997 году мы начали осваивать сегмент мебели для дома, работая под маркой "Европа"- предлагали шкафы-купе и мебель по индивидуальным проектам покупателям офисных комплектов. Два года назад, когда мы приступили к серийному производству модульной мебели для гостиных, прихожих, детских и спален, это направление получило очень активное развитие. В настоящий момент мы разработали шесть коллекций разных стилистических направлений, как классического, так и модернового. И, надо сказать, что эта мебель нашла отклик среди потребителей.

Нами сейчас проработана система франчайзинга по торговой марке "Европа", которая в течение года уже позволила открыть 15 салонов. И в ближайший год будет открыто еще порядка 20.

И хотя рынок домашней мебели более конкурентен, а динамика его роста отстает от аналогичных показателей по офисной мебели, тем не менее, вследствие гораздо большего объема, рынок мебели для дома нам весьма интересен. У нас есть и производственные мощности, и складские площади, и отлаженные логистические схемы, и готовые разработанные модели — все это позволит в скором времени достичь хороших финансовых показателей для нашей компании и в этом сегменте.

В каких регионах вы располагаете собственным производством?

У нас есть производство в Подмосковье — в Подольске и в Кожухово (за МКАДом), а также в Тверской области — в поселке Жарковский. На этих трех фабриках мы производим модульную мебель – для офиса, гостиниц, учебных и дошкольных учреждений, а также мебель для дома. Причем мощности нашего производства можно еще наращивать в значительных объемах, что мы сейчас и делаем.

Раскройте секрет названия компании.

Слово "felix" – с латинского переводится как "успешный, процветающий, богатый". Имя было выбрано очень удачно, и это отразилось на её развитии — как корабль назовешь, так он и поплывет.

Уверен, «ФЕЛИКС» и в дальнейшем не будет сбавлять оборотов в развитии, выполняя свою главную миссию – создавать оптимальное рабочее пространство, используя новейшие технологии в мире офисной мебели. Деятельность же нашей компании стоит на трех китах: забота о команде сотрудников, соблюдение интересов клиентов и постоянное развитие и совершенствование во всём. Прибыль – это уже производное.

Беседовала Инга Замуруева


Горячие
темы

Курс валют

USD

71,23

+ 0,35

EUR

80,27

- 0,14

Жилая недвижимость

Цена кв.м. (по IRN)

175,246
($2,578)

Курс валют

USD

71,23

+ 0,35

EUR

80,27

- 0,14

Жилая недвижимость

Цена кв.м. (по IRN)

175,246
($2,578)

Бюджет покупки

(по bnMAP.pro)

13,510,000
$203,894

-1.254%

%
Коммерческая недвижимость

Цена кв.м. (по RRG)

8,995,000
($140,655)


Объекты

238
(295 тыс. кв.м)


Подписка