Эрик ван Эгераат: «Друзья говорили мне: «Ты сумасшедший. Что ты вообще делаешь в этой России? Как ты там выживаешь?»

17 сентября 2010, 15:00

Знаменитый голландский зодчий видит будущее архитектуры в качестве и новых материалах

В ближайшее время в Москве начнется реализация проекта реконструкции столичного стадиона «Динамо». В подмосковном районе Обушково на берегу Истры развернется строительство корпоративного комплекса Сбербанка, а в Питере на пересечении набережной реки Мойка и Крюкова канала будет возводиться элитный жилой комплекс. Автор этих громких столичных проектов, голландский архитектор Эрик ван Эгераат, в интервью «Интерфакс-Недвижимости» рассказал о своих проектах и о том, как живется представителю старосветской богемы в столь дикой для иностранцев России.

(Мы беседуем в отеле Ritz Carlton. Идет сильный дождь, стеклянный атриум отеля протекает) Эрик, как вы находите проект этой гостиницы?

Честно? Ужасно, разумеется. А ведь я здесь живу почти три года, практически с самого открытия отеля (смеется). Нет, ну, правда! Не секрет, что отель построен кое-как. Меня влечет сюда не стиль отеля, не говоря уже об уровне сервиса, который не соответствует ожидаемым международным стандартам... Однако, все это компенсирует удачное расположение в самом центре Москвы, а также узнаваемость места. Это делает отель своего рода событием, к которому люди стремятся приобщиться. Именно поэтому отель подходит мне. Я научился принимать его таким, какой он есть, со всеми неудобствами.

А как вы оцениваете проект Four Seasons напротив? Вот он почти готовый на нас смотрит.

Four Seasons – моя любимая сеть отелей в Европе. Но я даже думать боюсь о том, как этот проект будет реализован в Москве. Я не могу постичь, как сможет работать в России этот бренд. Концепция бренда предполагает, что персонал отелей знает всех своих гостей поименно и обеспечивает высочайший сервис в каждой отдельно взятой гостинице Four Seasons по всему миру. Это требует длительного обучения и непререкаемой преданности персонала. В этой стране я встречал такой уровень сервиса лишь в нескольких ресторанах высокого уровня. Тем не менее, я желаю им успеха!

Что, в Москве настолько все запущено?

Я бы сказал, что не так все плохо – но и не так хорошо. У многих людей отсутствует желание работать на действительно качественный результат. Мы видим это в Ritz Carlton. Здания в Москве сегодня утратили то функциональное качество и качество материалов, которые здесь присущи старым зданиям. Например, сталинским. Сейчас предпочитают строить тонкие стены, тонкие оконные конструкции, к которым если прислониться, можно вывалиться наружу. И так, вобщем-то, везде. Когда смотришь на старые здания, понимаешь, что вот это на века! Материалы, проекты, все было очень качественным. О нынешних проектах, думаю, такого никто сказать сейчас не может. Не приходят такие мысли в голову при их виде.

Видели как, например, мой проект реализован в «Сити»? (Речь идет о проекте компании «Капитал Групп» «Город столиц» в деловом центре «Москва-Сити» — ИФ) Это как раз тот случай, когда можно вывалиться из окна, надавив на него покрепче.

Эрик, после длительного скандала вокруг оплаты проектных работ по «Городу Столиц», вы с «Капитал Групп» заключили мировое соглашение. По слухам, от требуемых $4,7 млн вам заплатили лишь часть. Каков точный размер выплаты, если не секрет?

Миллионы. Думаю, неуместно возвращаться к дискуссии после того, как стороны уладили конфликт. Этот урок я усвоил от русских друзей. Позвольте мне поступить в их духе (смеется).

Вы можете представить себя сотрудничающим с «Капитал Групп» сегодня или завтра?

Никогда не говори никогда, но это, конечно, маловероятно. После развода вы вряд ли будете проводить много времени с женой, даже при условии сохранения хороших отношений. Стали бы вы это делать? Сомневаюсь. Особенно при наличии такого количества альтернатив вокруг.

Сейчас вы ведете другие проекты в Москве и Санкт-Петербурге. Что это за проекты? Например, проект со Сбербанком?

Для Сбербанка я работаю над проектом Университетского городка площадью 32 тыс. кв. метров на берегу Истры у деревни Обушково. Там расположатся учебные корпуса, корпоративный центр, виллы для преподавателей, кафе, прогулочные зоны, небольшая марина и административные здания. В ходе отбора площадки для этого проекта я посоветовал этот участок. Сейчас идет разработка архитектурной и инженерной составляющей проекта. Это будет очень спокойный в архитектурном плане проект, всем своим существом напоминающий гостям о науке, учебе, умственном труде и командной работе.

(Здесь Эрик показывает буклет с трехмерными проектными рисунками) Эрик, проект напоминает, скорее, санаторий.

Вот-вот. Такого эффекта мы и ждем от посетителей этого комплекса. Никаких развлечений, вечеринок или тусовок. Только учеба в спокойном здоровом, таком чистом режиме. Это как молитва в келье, гости там будут жить почти как монахи, отрешенные от мирских мыслей и погруженные в учебу и корпоративные предметы (смеется). А вообще, там будет все очень красиво. Например, там будет небольшой пруд , он будет как бы пронизывать часть одного из зданий комплекса. Для получивших высшее образование это будет прекрасная возможность расширить и углубить свои знания, чтобы стать еще более ценными сотрудниками.

А господин Греф (глава Сбербанка России — ИФ) что сказал по поводу проекта и сколько обещал выделить средств на проект?

Ну, если проект реализуется, то значит, господин Греф его одобрил. Можно предположить, проект ему понравился. А в отношении объема инвестиций я ничего сказать не могу. Это коммерческая тайна.

Ну, судя по всему проект не дешевый.

Конечно, не дешевый. Нельзя ожидать многого, вложив мало. Однако, наш бюджет не безграничен. Напротив, от нас ожидают предельной эффективности затрат. Но самое главное в другом. Крупные структуры, особенно с госучастием, предпочитают увековечивать себя посредством возведения объектов на века. Там даже речи нет, чтобы чего-то где-то протекало, чтобы архитектура или материалы проекта были слабыми. Для них качество проекта и его реализации является необходимым условием. В проекте корпоративного университета мы, к примеру, будем использовать долговечные монолитные структуры вместо тонких и многослойных. Это же Сбербанк, большой и сильный парень (смеется), а не бизнесмен какой-нибудь, который быстренько построил объект и уехал тусоваться на Ибицу.

Вы сказали, что сами помогли подобрать площадку. Каким образом? Кто был собственник этой площадки?

Сбербанк искал подходящее место, и из нескольких вариантов я посоветовал выбрать этот более удаленныйучасток недалеко от Новой Риги. Этот участок у реки относился к проекту Villagio (проект компании «ИНКОМ-Недвижимость» — ИФ). Он предусматривал масштабную застройку частных домов. Это хороший и интересный для Подмосковья проект. Не вычурный и спокойный. Мне показалось это тем, что я и искал. Сейчас собственник этого участка – Сбербанк.

Другой ваш проект, разработанный с российскими коллегами, в частности, с ВТБ и архитектурной мастерской Михаила Посохина, предусматривает реконструкцию стадиона «Динамо» на Ленинградке в Москве. Можете раскрыть детали?

Это громкий проект, думаю, о нем почти все известно. Подпись о реализации проекта мэр Москвы Юрий Лужков и инвесторы поставят в ближайшее время. Тогда и будут озвучены детали. Могу сказать, что этот проект очень нужен Москве. Такие стадионы в столицах становятся знаковыми объектами, понимаете? Они способствуют оживлению городской среды. Но в случае неудачи они ложатся на город тяжким грузом. В последнее время для многих футбольных и спортивных клубов настали нелегкие времена. Поддерживать финансовую базу клуба становится все труднее.

Мы видим, что в традиционных футбольных странах, таких как Англия и Голандия, футбольные клубы становятся банкротами из-за отсутствия коммерческой составляющей в клубных проектах. В проекте «Динамо» такого не будет. В нашем случае мы предлагаем объединить три функциональных момента в одном комплексе: футбольную и ледовую арены, а также развлекательную часть, включающую торгово-гостиничную составляющую. Кроме того, особое место в комплексе займет детский спорт. Коммерческая часть и многофукнциональность позволят стадиону неплохо зарабатывать. Можно будет проводить концерты классической и рок-музыки, такие, как недавний концерт U2 в Лужниках. Однако, в случае нашего стадиона людям не помешает дождь, так как мы предусмотрели крышу, которая будет опускаться над стадионом в таких случаях. Это первый такого рода проект в России.

Вы, кстати, побывали на концерте U2?

Нет, но даже здесь слышал крики типа «Урррраа!». Мне тоже нравятся U2 (смеется).

Ок. Вы работаете и в Питере. Что там происходит?

Там я работаю над проектами Европейской Набережной (генплан подготовлен архитекторами Чобаном и Герасимовым) и небольшого жилого здания на берегу Мойки рядом с Новой Голандией. Проект Новая Голландия вел в свое время сэр Норман Фостер и предприниматель Шалва Чигиринский. Сейчас и тот и другой вышли из проекта. Я разработал дизайн Новой Голландии. Получилось здорово, по-моему. Я очень горжусь этим проектом.

Кстати, в случае с проектом на Мойке, комитет по культурному наследию Санкт-Петербурга сделал комплимент моей работе, сказав, что впервые видит ситуацию, когда насколько гармонично ультрасовременный проект в особо охраняемой исторической зоне сочетается с окружающей средой.

Я действительно горжусь этим проектом. Как архитектор, я считаю своим долгом показать, что современное здание, именно современное, а не реплика старого дома, может гармонично вписаться в рисунок центра Санкт-Петербурга с его величественными фасадами. Надеюсь, моя мечта осуществится, так как некоторые члены комитета постепенно все охотнее признают уместность этого проекта. А значит, я кое-чего достиг, и могу этим гордиться.

Кто владелец площадки и инициатор этого проекта?

Компания «Охта-Групп» — очень целеустремленный и нацеленный на результат заказчик.

Эта структура имеет отношение к проекту «Охта-Центра»?

Нет. Это совершенно другая компания.

Кстати, как вы оцениваете будущий деловой центр Петербурга?

Мне не нравится этот проект, и я говорил об этом раньше. Конечно, я не собираюсь выходить на пикет против этого проекта (смеется). В Петербурге есть проект собора, который был построен в свое время под шум скандалов и сильно выделялся из общей массы зданий. Но он был построен из уникальных материалов с использованием всяких умопомрачительных колонн из цельного куска камня и т.д. Это захватывало дух. И сейчас это выглядит очень величественно. При этом он выглядит не кричащим, не огромным, а величественным. Я говорю о знаменитом Исакиевском соборе. Улавливаете разницу? Если хочешь сделать что-то очень заметное, сделай это уникально. В случае Охта-центра мы говорим всего лишь еще об одном офисном здании.

Думаю, место «Охта-Центра» где-нибудь в Америке или Дубае.

Что интересного сейчас разрабатывается в недрах вашего бюро?

Сейчас мы работаем над новыми материалами и их применением. Сейчас все над этим работают, и в автомобильном секторе, и в индустрии моды. Труднее всего все это продвигается в секторе строительства зданий. Люди продолжают использовать старые и скучные материалы, что я считаю абсолютной ошибкой. Эти материалы не дают ничего нового архитектуре. Мы же стараемся искать новые решения.

Сейчас люди не до конца понимают значение материалов в архитектуре. Посмотрите на Кремль. Заходишь туда и чувствуешь качество в архитектуре и материалах. В современных зданиях такого нет. Это кажется мне странным. Знаете, мой отец говорил: «Если хочешь что-то сказать, говори. Если тебе нечего сказать, лучше помолчи». Это же можно сказать и тем, кто строит городские здания.

Если бы вы решили приобрести в Москве жилье, это была бы квартира или загородный дом?

Мне нравится жить в городе, в центре. Думаю, это была бы квартира где-нибудь у Москва-реки с классным видом. Хотя местами я занудный домосед и, наверное, как и все хотел бы иметь дом где-нибудь в Барвихе.

Эрик, вам не надоело находиться в России? Многие экспаты считают эту страну дикой.

Вовсе нет. Здесь, в Голландии у меня ровно столько же всяких ежедневных проблем, сколько и у всех остальных. Если вы приедете ко мне в страну, у вас тоже там будет жизнь не сахар. У всех и везде есть рутинные дела, проблемы. Разница между мной и вами в том, что, наверное, я могу смотреть на все происходящее здесь немного под другим углом и использовать этот опыт для своей работы. А вообще, в России больше возможностей, чем в других странах Это делает ее очень привлекательной, несмотря на все ошибки и шероховатости.

Хотя конечно, я вырос в обществе, где представления о России были именно как о дикой стране. Я знаю, что Россия — не Европа, но и уж точно не Азия. Качество жизни и личная философия помогают мне уживаться со всеми неурядицами и странностями бытия.

Суть очень проста – я свободен. Свободен практически от всего. Я архитектор, но не служу определенному стилю. Я отец, но я не посвящаю себя полностью отцовству, я разбираюсь в политике и могу быть критичным, но я не политик. Не это ли прекрасно – быть свободным от одного пути и впитывать все разнообразие окружающео мира в его противоречиях? Я счастлив быть частью этого мира, этих противоречий.. Друзья говорят мне: «Ты сумасшедший. Что ты там вообще делаешь в этой России? Как ты там выживаешь?». А мне нравится. Я вроде как доказываю себе и другим, что качественно работать и жить можно независимо от страны.

Беседовал: Арсений Меситов


Загрузка...

Горячие
темы

Курс валют

USD

63,95

+ 0,10

EUR

70,28

- 0,32

Жилая недвижимость

Цена кв.м. (по IRN)

175,246
($2,578)

Курс валют

USD

63,95

+ 0,10

EUR

70,28

- 0,32

Жилая недвижимость

Цена кв.м. (по IRN)

175,246
($2,578)

Бюджет покупки

(по bnMAP.pro)

13,510,000
$203,894

-1.254%

%
Коммерческая недвижимость

Цена кв.м. (по RRG)

8,995,000
($140,655)


Объекты

238
(295 тыс. кв.м)


Подписка