Альберто Конта: "Реконструкция стадиона "Динамо" — это вызов для строителя"

24 сентября 2014, 17:19

Вице-президент итальянского подрядчика Codest, работающего на российском рынке уже 30 лет, отметил, что таких уникальных объектов в практике компании еще не было

Москва. 24 сентября. ИНТЕРФАКС-НЕДВИЖИМОСТЬ — Итальянская компания Codest International S.r.l.,, являющаяся генеральным подрядчиком проекта "ВТБ Арена парк", уже в августе следующего года вместе с партнерами планирует приступить к монтажу кровли стадиона "Динамо" в Москве. Об этом, а также о том, что поменялось на российском строительном рынке за 30 лет, которые Codest работает в нашей стране, в интервью "Интерфаксу" рассказал вице-президент итальянской компании Codest Альберто Конта.

Альберто, в июне 2014 года ваша компания подписала договор подряда на строительство стадиона "Динамо". С момента подписания договора прошло уже три месяца. На какой стадии сейчас находится проект?

Сейчас мы ведем работы по заливке бетона "ВТБ Арены — Центрального стадиона "Динамо", а именно заканчиваем заливку фундаментной плиты и колонн. И это пока только первая очередь. В подземной части бетонных работ много, но до конца года мы планируем их закончить и выйти на нулевой уровень.

У нас уже подписаны все субподрядные договоры по всем работам, для того чтобы начать работать с трибунами. Кроме того, наша цель как можно быстрее начать работать с металлом, а именно с той частью, которая является важной для нашего стадиона — кровлей. По оптимистическим прогнозам, приступить к монтажу кровли мы сможем в июне, но, скорее всего, это произойдет в августе.

Между тем, то, что вы видите на стройплощадке, не отражает полную картину всех работ, которые мы сейчас ведем. Ведь, некоторые виды работ мы выполняем и за пределами стадиона. Так как наша компания не первый день работает на российском рынке, мы понимаем, какие могут быть вопросы у заказчика, у поставщика. Нам удается координировать работы всех участников процесса.

Этот объект достался вам от предыдущего подрядчика. Сложно ли вам было входить в этот проект?

Нет, не сложно. Заказчик сам делал много работы и без помощи предыдущего подрядчика, поэтому мы пришли на практически чистую и свободную площадку. Было много трудностей в начале: стадион проектировался, потом перепроектировался. Но мы включились в эту фазу, накопили опыт, и теперь никаких нареканий с субподрядчиками нет. Кто-то опаздывает с одной стороны, кто-то с другой, но это нормальный процесс работы.

В связи с этим может быть были моменты, которые вас волновали перед выходом на площадку. Может быть срок окончания строительства?

Если срок волнует подрядчика, он никогда не будет ничего строить. В этом году исполняется 30 лет, как мы работаем в России. Мы в курсе всех сложностей.

Для нас реконструкция Центрального стадиона "Динамо" это престижный объект. Мы следили за объектом как любой подрядчик, который тоже хотел бы построить стадион, но никогда на это не надеялись. Но получилось.

То есть для вас это амбициозный проект?

Однозначно. Несмотря на то, что стадион не входит в число стадионов, где будет проведён Чемпионата мира по футболу 2018 года, это уникальный объект не только для России. Если проект строительства коммерческой части, состоящий из 13 зданий для нас интересен из-за большого объема, то проект реконструкции стадиона это вызов для строителя.

До этого вы стадионы не строили?

Мы строили стадионы, но таких уникальных объектов среди них не было. На субподрядные работы по строительству стадиона "Динамо" мы привлекли компании с большим опытом. Один из них — наш стратегический партнер по работе с металлоконструкциями, итальянская компания CIMOLAI, которая делала не один стадион. Эта инжиниринговая компания специализируется на сложных конструкциях, на крышах спортивных сооружений и участвовала в строительстве нескольких стадионов к Чемпионату Европы по футболу 2012 года в Польше и к Чемпионату мира в ЮАР. Ведь самая важная и сложная конструкция в стадионе — это однозначно кровля. Все остальное не так уникально.

Тем не менее, в проекте есть еще один уникальный элемент — это историческая часть фасада.

Исторический фасад является лицом стадиона и символом для страны. На самом деле этот вопрос касается конструктива. Здесь надо использовать современные решения, которые сейчас разрабатываются, чтобы сохранить и реставрировать историческую стену, а также полностью восстановить исторический фасад стадиона.

Среди ваших партнеров, как вы сказали, есть итальянская компания. А кто вообще у вас работает?

CIMOLAI занимается инжинирингом. С ней мы работаем вместе над оптимизацией проекта. А компании, которые занимаются поставкой и монтажом, все из России. В настоящий момент на бетонных работах у нас работает "Мосфундаментстрой 6". Она же является субподрядчиком коммерческой части проекта "ВТБ Арена парк" и хорошо выполняет свою работу. Что касается поставки металла, то он будет из России, мы сейчас общаемся с производителями металлоконструкций.

Вы сказали, что вы уже 30 лет на российском рынке. Как вы оцениваете этот период, и свой опыт работы в России?

За 30 лет многое изменилось. Поменялся и мир, поменялись и мы. Ответ на ваш вопрос простой. Если мы еще здесь, значит мы научились здесь работать и считаем российский рынок приоритетным. Он был приоритетным для нас и раньше, а сегодня он приобрел новую актуальность благодаря большим московским стройкам. Мы работали и работаем не только в Москве, но и на других стройках с меньшим объемом: в Сургуте, Нефтеюганске, Тобольске, Новосибирске, Ростове, Сочи, Курске, Петербурге. Мы работаем не только в России, но и в странах СНГ: Казахстане, Таджикистане, Украине, Белоруссии, Азербайджане. Но если владельцу компании нужно будет выбирать между разными рынками, он, конечно, выберет рынок России.

Не могу не спросить о влиянии геополитических событий. Почувствовали ли вы на себе введение санкций? Как вы оцениваете дальнейшую перспективу сотрудничества с Россией в ключе этих санкций.

Единственное, что немного осложняет некоторые моменты нашей работы, это отношения западной и российской банковской систем. К сожалению, мы не управляем этим элементом, но, тем не менее, до сих пор нам удавалось решать эти вопросы. Мы надеемся, что новых экономических санкций не будет, но если все же их введут, мы будем с помощью заказчика искать выход из этой ситуации. Санкции, которые были введены, теоретически уже могли затронуть нас, но с помощью заказчика мы их обошли. Если говорить про нашу компанию, то проблема заключается только в том, насколько сложно или просто получить банковские гарантии от европейских банков. Я имею в виду гарантии, которые все время нужны строителям: гарантии на авансовый платеж, гарантии на исполнение контрактных, договорных обязательств и другие.

Это то, что нас затрагивает. А то, что банковская система не работает как раньше, больше затрагивает заказчиков, которые не могут кредитоваться через западные финансовые системы на среднюю или долгую перспективу.

Более того, за 30 лет мы стали настолько российской компанией по менталитету, что нас воспринимают как своих. Я провел больше половины своей жизни в России. Пока есть работа и пока есть желание, я буду работать в России. И это не только про меня. Многие мои коллеги возвращаются из других стран, где работают на масштабных проектах, строят дамбы, они пишут мне и просят найти им возможность вернуться в Россию.

Что вы думаете о перспективах работы других зарубежных строительных компаний в России?

Западных компаний, которые работают в строительстве в России не очень-то много. Их всегда было мало, и за эти годы их количество не изменилось. В России работают французы, австрийская компания Strabag. Все остальные компании из Турции, а, как известно, Турция не вводила никаких санкций.

С чем вы связываете такое небольшое количество зарубежных компаний на российском рынке? Сюда сложно выйти? Как вам удалось 30 лет назад выйти на российский рынок и закрепиться здесь?

Небольшое количество западных компаний в России я связываю с тем, что работать на российском рынке не так просто. Если внимательно посмотреть на рынки, которые насыщены западными компаниями, то можно увидеть, что они со всех сторон являются довольно простыми. У них нет развитой внутренней системы, нет контроля, нет традиций строительства. В России все это есть: свои порядки, свои ограничения, свои правила. И войти на этот рынок, знать, как работать по всем правилам, не так уж просто. У нас был опыт строительства в Африке, где можно делать, если не все что хочешь, то хотя бы как тебе удобно. Здесь такое невозможно. В России ты делаешь так, как тебе позволяет система, поэтому надо сбалансировать свои пожелания и требования системы. Это не всем понятно. За 30 лет мы научились работать в России и отсюда уезжать никто не собирается, потому что возвращаться сложнее.

Часто от российских девелоперов мы слышим, что строить им мешают административные барьеры. А вы как думаете? У нас действительно их много?

Административные барьеры есть и на Западе. Только строитель — это человек, который хочет работать. Ему не важно, по каким правилам работать, главное — сделать объем. А здесь этого делать не дают. Важно понять, как все это работает, как тебе приспособиться. На это уходит время, а время, как известно, это деньги. Многие не хотят приезжать, потому что акклиматизация в России стоит денег. Справедливости ради стоит сказать, что и в любой другой европейской стране административных барьеров даже больше чем здесь.

"ВТБ Арена парк" все-таки специфический и уникальный объект здесь и спортивная составляющая, и офисы, и апартаменты. Как вы оцениваете вообще возможность появления подобных проектов в других регионах России?

Я думаю, что повторить такой объект будет не так просто. В России много хороших проектов, но этот уникален тем, что его трудно повторить.


Горячие
темы

Курс валют

USD

73,22

- 0,39

EUR

86,41

- 0,63

Жилая недвижимость

Цена кв.м. (по IRN)

175,246
($2,578)

Курс валют

USD

73,22

- 0,39

EUR

86,41

- 0,63

Жилая недвижимость

Цена кв.м. (по IRN)

175,246
($2,578)

Бюджет покупки

(по bnMAP.pro)

13,510,000
$203,894

-1.254%

%
Коммерческая недвижимость

Цена кв.м. (по RRG)

8,995,000
($140,655)


Объекты

238
(295 тыс. кв.м)


Подписка